Главная » Статьи » Религия и наука

ПОЧЕМУ Я ХРИСТИАНИН?

ПОЧЕМУ Я ХРИСТИАНИН?

Для меня христианство есть система, объемлющая все стороны жизни, имеющая отношение ко всему, что создал Бог в природе и в человеке. Я воспринимаю его не столько как религию, которая существует в течение двух тысячелетий, сколько как путь в грядущее.

Сущность христианства, сущность Евангелия - в тайне самой Личности Иисуса Христа. Он не ищет Истину, как другие мудрецы, а несет ее в самом Себе. Это самосвидетельство и есть начало и сущность христианства. Без него оно исчезает, растворяется в морализме.

Для веры в Христа как Богочеловека мне не требуется каких-либо доказательств, так как уже само творение Вселенной и всего живого по удивительной самосогласованной Программе есть величайшее чудо.

Факт существования смысла и ценности жизни, достоинства личности и возможности творчества убеждают меня в том, что человек является творением Божиим.

Внимая слову Божию, запечатленному в Библии, я остерегаюсь буквально трактовать каждую строку Библии, особенно Ветхого Завета (Рим. 7. 6). Я верю, что один и тот же Бог открывался в обоих Заветах, однако открывался постепенно, в соответствии с ростом уровня человеческого сознания (Евр. 1).

Я признаю важную роль, которую играет православная Церковь в современном мире, но

Синтез науки и религии я считаю, что ни одна из сторон церковной жизни не является самодостаточной.

Я различаю грань, отделяющую Предание (дух веры и учения) от "преданий", среди которых есть немало фольклорных наслоений, и чту обрядовые формы православного благочестия, не забывая при этом, что они вторичны по сравнению с фундаментальными принципами христианства (Мк. 12. 28 - 31).

Я считаю, что богослужебные и канонические устои менялись на протяжении веков и в будущем не могут (и не должны!) оставаться абсолютно неизменными (Ин. 3. 85: 2 Кор. 3. 6 - 17). Это же относится и к богословскому толкованию истин веры, которое имело долгую историю, фазы раскрытия и углубления, когда Отцы Церкви и Вселенские Соборы вводили в обиход новые понятия, которых нет в Библии.

Я убежден, что подлинное православие, проповедуемое своими лучшими представителями, такими как Александр Мень (1935 - 1990) и другими, не боится критически смотреть на прошлое Церкви, следуя примеру учителей Ветхого Завета и Святых Отцов. Оно расценивает все бесчеловечные эксцессы христианского прошлого и настоящего: казни еретиков, сотрудничество с органами насилия и тому подобное, - как измену христианскому духу и как фактическое отпадение от христианской Церкви (Лк. 9. 51 - 55) и утверждает, что противники Христа (беззаконные правители, властолюбивые архиереи, фанатические приверженцы старины) существовали не только в евангельскую эпоху, а возрождаются в любое время под разными обличиями (Мф. 15. 7 - 9).

Подлинное православие исповедует свободу как один из важнейших законов духа, рассматривая при этом грех как форму рабства (2 Кор. 3. 17; Ин. 8. 32; Рим. 6. 17).

Я верю в возможность приобретения человеком Духа Божия, но, чтобы отличать это приобретение от болезненной экзальтации, сужу по плодам духа (Гал. 5. 22).

Вслед за апостолом Павлом я смотрю на человеческою тело как на храм Духа (1 Кор. 6. 19), хотя и не совершенный, и признаю необходимость заботы о нем (1 Тим. 5. 23), если она не переходит в "культ плоти".

Я верю в реальность метафизического зла (Ип. 8. 44) и отказываюсь объяснять зло в человеке только его несовершенством или пережитками звериной природы".

Я переживаю разделение христиан на различные конфессии, как общий наш грех и нарушение воли Христовой (Ин. 10. 16), и верю, что в будущем грех этот будет преодолен, но не путем превозношения, гордыни, самодовольства и ненависти, а в духе братской любви, без которой не может быть осуществления христианства (Мф. 5. 22 - 24).

Я считаю, что подлинно православная Церковь должна быть открыта всему ценному, что содержится в других христианских конфессиях и даже нехристианских верованиях (Ин. 3. 8; 4. 23 - 24), и не отвергать проявления добра, даже если оно исходит от людей нерелигиозных.

Я отвергаю насилие, жестокость, диктат, ненависть, даже если они прикрываются именем Христовым (Мф. 7.21; Мк. 9.40; Мф. 21.28 - 31).

Я рассматриваю все прекрасное, творческое, доброе как исходящее от Бога, как сокровенное действие благодати Христовой.

Я считаю, что зараженность искусства и науки грехом не может служить поводом для их отрицания. Напротив, борьба за высокие пели должна вестись и в этих сферах.

По моему мнению духовный аскетизм должен осуществляться не бегством от мира, а борьбой с "рабством плоти", самоограничением, признанием высших непреходящих ценностей (Мф. 16.24).

Я признаю естественной и оправданной любовь к своему отечеству и к отечественной культуре, считая при этом, что духовные ценности выше национальных (Евр. 13. 14; Гал. 3. 28).

Я не считаю разум и науку врагами религии. Просвещенное духом веры знание углубляет наше представление о величии Творца.

Я рассматриваю научное исследование Библии и сочинений Отцов Церкви как важное средство для уяснения смысла Откровения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

С самого начала мы исходим из того, что объективно существующий Мир не исчерпывается миром материальной эмпирической действительности, миром, воспринимаемым нашими органами чувств, даже многократно усиленными современными приборами.

Вселенная не есть запрограммированный автомат - она представляет собой открытую часть Сущего. Материальный мир есть лишь самый "нижний" слой Бытия - его "подполье", взаимодействующий со всеми другими слоями.

Необходимо признать существование другого, информационно гораздо более емкого мира - Мира высшей реальности, тенью которого (в платоновском смысле) и является наша видимая Вселенная.

Теория физических структур позволяет установить соответствие отношений между идеальными объектами - эйдосами Мира высшей реальности и фундаментальными физическими законами в мире эмпирической действительности.

Мир высшей реальности представляет собой иерархию различных форм существования. Над миром материальных объектов возвышаются: этаж физических и математических структур, задающих фундаментальные законы природы, этаж многочисленных программ, по которым происходит эволюция Вселенной и которые лежат в основании всех живых организмов, этаж духовного мира человека - мира духовной свободы.

Вершиной этой "пирамиды" является Бог - Высшее трансцендентное, сверхличностное Первоначало всего Сущего, возвышающееся над природой и человеком.

Но даже в конце XX века кажется ересью утверждение, что все "земные" явления, происходящие в мире материальной действительности, тесно связаны с объектами, существующими в ином мире - Мире высшей реальности.

Необходимо легализовать запрещенный во времена господства диалектического материализма необыкновенно богатый и глубоко содержательный Мир высшей реальности. Его признание расчистило бы многовековые завалы на пути истинного объединения науки, философии и религии и явилось бы первым шагом к духовному обновлению науки вообще и физики в частности.



Источник:
Категория: Религия и наука | Добавил: namerenie9 (30.10.2016)
Просмотров: 124 | Рейтинг: 0.0/0
Счетчик посещаемости и статистика сайта
Яндекс.Метрика