Главная » Статьи » Религия и наука

ТРАДИЦИОННАЯ НАУКА И ПРОБЛЕМА ИСТИННОГО ЗНАНИЯ

ТРАДИЦИОННАЯ НАУКА И ПРОБЛЕМА ИСТИННОГО ЗНАНИЯ

Слово "наука" в современном его понимании означает такую форму познания, которая обходится без предположения о существовании Бога как мистического, потустороннего, непознаваемого Первоначала.

С точки зрения традиционной науки Вселенная представляет собой замкнутую, самоорганизующуюся и саморегулирующуюся систему, в которой все происходящие процессы имеют полностью алгоритмический характер, идут "сами по себе" без всякого внешнего вмешательства и могут быть описаны динамическими и статистическими законами. Другими словами, Вселенная - это мир, детерминированный динамическими и статистическими законами и только ими, принципиально лишенный чего бы то ни было внешнего по отношению к нему: это мир, частицей которого являемся и мы сами, мир, в принципе познаваемый нами. Этот мир в силу каких-то еще неясных законов творит себя сам и никто не вмешивается в него извне и не наблюдает за ним ни сострадающе, ни равнодушно. И человек, являясь "органом самопознания мира", в силу того только, что он - частица этого мира, осознает свою роль творца и ставит перед собой цель его переделки и совершенствования [4].

Главной задачей познания традиционная наука считает открытие законов, управляющих Вселенной. Конечной целью исторического процесса является покорение природы разгадавшим ее законы человеком.

Таков основной "символ веры" традиционной науки.

Но именно с того момента, когда была провозглашена эта точка зрения на науку, постепенно начали отходить на задний план все "метафизические" вопросы о существовании и сущности, о причинах, основаниях, цели и смысле, тысячелетиями волновавшие людей.

Рациональное мышление требовало лишь точного описания и измерения. Наука утратила свою душу. Наука действительно стала производительной силой, но перестала искать Истину. Безрадостный рационализм, пытаясь все формализовать, перевести на мертвый язык алгоритмов, сделал Истину малопривлекательной.

При этом у подавляющего большинства ученых не возникает сомнения в возможности безграничного познания Вселенной. Наивно, с легкой руки Ленина, они полагают, что процесс познания подобен сходящемуся ряду, в котором без всякого ущерба для Истины можно отбросить предположительно малую часть, состоящую из бесконечного числа членов.

Курт Гёдель еще в 1931 году, доказав свою знаменитую Теорему о неполноте арифметики, показал, что с помощью конечного числа аксиом невозможно полностью описать даже такой простой объект, как натуральный ряд. Что же говорить о таких сложных объектах, как живой организм и, тем более, человек как личность!

Для меня прототипом современного ученого является Лаплас, который на вопрос Наполеона, почему отсутствует упоминание о Боге в его описании происхождения Солнечной системы, ответил: "Сир, я не нуждаюсь в этой гипотезе". Известно, что первый консул резко возразил на это: "Многое можно сказать по этому предмету; объединяя аргументы того и другого, мы придем к Богу, создавшему Природу" [5]. Представители традиционной науки в чем-то напоминают мне математиков-конструктивистов, которые добровольно, в силу какого-то непонятного ригоризма, отказываются от использования закона исключенного третьего, что намного затрудняет доказательство одних и делает невозможным доказательство других теорем классического анализа.

История науки полна примерами того, как научное сообщество, требуя использования только "реальных" положений, в течение нескольких десятилетий отвергало по идейным соображениям многие фундаментальные понятия математики, физики, биологии, как понятия, приводящие к теологии и к ненаблюдаемым формам реальности. Накладывая категорический запрет на использование трансфинитных понятий, современная наука лишает себя эффективных средств познания подлинной Реальности, опосредовано воздействующей на наблюдаемый слой бытия.

Так, в свое время даже известные математики, признавая существование вещественных (действительных!) чисел, не признавали мнимых чисел, считая их чем-то сверхъестественным, мистическим, потусторонним. Несмотря на то, что мнимые числа впервые появились в трудах Кардано в 1545 году, а в 1572 году Бом-белли установил простейшие правила действий с ними, Ньютон (1643 - 1727) даже спустя сто пятьдесят (!) лет не признавал "мнимых величин", а Лейбниц (1646-1716) по-прежнему считал, что "мнимые числа - это прекрасное и чудесное убежище Божественного духа".

Поистине грандиозные открытия в области физики, космологии, биологии, на которые столь щедрым оказался XX век, создали многие предпосылки для постижения материального мира, выстроили "научную картину мира", в которой мы не найдем ответа на главные вопросы - о происхождении жизни, об огромном многообразии и непостижимой целесообразности живого мира - ив которой не нашлось места для человека с его моральными устремлениями и нравственными поисками.

Теперь, накануне XXI века, многим становится ясно, что время и ресурсы противопоставления Науки и Религии исчерпаны. Сегодня их единение выступает как жесткое требование, и первый шаг на этом пути - признание того факта, что наука не является единственным источником наших знаний о Мире, что опытное знание и духовное прозрение, духовный опыт входят в единый процесс постижения Мира,

Настало время признать существование более полной формы познания - Истинного знания, в основе которого лежит предположение о всеобщем Единстве и самосогласованности всего Сущего. Эта форма познания принимает все содержательные достижения современной науки, но переносит их с уже заметно обветшавшего материалистического фундамента на новое основание - более общее и абстрактное и потому менее наглядное. Истинное знание строится на понятиях и представлениях, в том числе и на трансфинитных (какими бы абстрактными и далекими от воспринимаемой нашими органами чувств материальной действительности они ни казались), позволяющих последовательно и строго, с минимальной степенью произвола, исходя из минимального числа исходных предпосылок, построить, переосмысливая духовное содержание различных философских систем от древности до наших дней, современную Единую самосогласованную картину Мира и тем самым реконструировать величественный Проект мироздания.

Для материалистического сознания невозможность достижения абсолютной Истины столь очевидна, что подавляющее большинство ученых фактически вообще отказывается от поисков истины, заменяя ее искусственными стереотипами, в результате чего вся традиционная наука насильственно превращается ими в иллюстрацию догматизированной материалистической схемы. Как искусственно выращенный в лаборатории штамм, эти стереотипы могут существовать только в эзотерической культуре профессиональных интеллектуалов: вне этой культуры они делаются мертвыми текстами, недоступными пониманию.

Главной задачей познания является постижение тайны Бытия, поиск единственной и абсолютной Истины. Осуществление этой задачи становится возможным лишь при эффективном сочетании разума и откровения. Истинное знание, отдавая предпочтение синтезу перед анализом, стремится к соединению того, что на первый взгляд кажется несовместимым.

Конечная подлинная цель исторического процесса, на мой взгляд, сводится не только и не столько к покорению природы, сколько к процессу борения человека за обретение, утверждение и развитие духовных, социальных, нравственных, поведенческих, интеллектуальных, эстетических ценностей, к борению за воплощение понятий о чести, совести, справедливости, милосердии, творчестве - всего того, из чего складывается человечное в человеке.

Все современное естествознание, и прежде всего теоретическая физика, космология и биология, не желая открыто признаться в этом, однозначно свидетельствует о завершении "линии Демокрита" и возрождении живой и плодоносящей "линии Платона", приводящей к взаимосогласованной Единой научно-теистической картины Мира.

 

Продолжение=>>



Источник:
Категория: Религия и наука | Добавил: namerenie9 (30.10.2016)
Просмотров: 116 | Рейтинг: 0.0/0
Счетчик посещаемости и статистика сайта
Яндекс.Метрика